| 26.02.2008 00:58

РОССИЯ: Новые неформалы наступают

25 ФЕВРАЛЯ 2008 г. ЗОЯ СВЕТОВА, "ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ"

В России появились общественные организации нового типа. Об этом свидетельствует исследование фонда «Народная Ассамблея», проведенное при поддержке фонда «Династия» и Института «Открытое общество». Эти объединения не похожи на созданные в 90-х годах правозащитные организации, история которых восходит к советскому диссидентству. Они не имеют ничего общего с GОNGO (неправительственными объединениями, созданными властями и имитирующими общественную активность). Речь идет о самоорганизации людей, создающих новые протестные неполитические объединения «снизу». Это автомобилисты, обманутые дольщики, экологи, противники уплотнительной застройки. Социологи называют их «новыми неформалами» и уверены: им суждено сыграть важную роль в становлении гражданского общества в России. 
 
 
На протяжении многих лет социологи не уставали повторять, что в нашей стране общество апатично, атомизировано, дезориентировано, не способно к самоорганизации. То ли эти заклинания надоели россиянам, то ли сама жизнь заставила их встрепенуться, но в последнее время опросы общественного мнения неожиданно начали фиксировать новую тенденцию: население, оказывается, обеспокоено нарушением своих прав. Согласно исследованию Высшей школы экономики и Фонда общественного мнения, лишь 48% респондентов считают, что обладают правом на труд, 37% — правом на владение собственностью, 26% — правом на информацию, 18% — правом на бесплатную медицинскую помощь, 16% — правом на выражение собственного мнения. Общественно активными считают себя 28% опрошенных. При этом 67% респондентов с высшим образованием заявили социологам, что проявляли бы большую активность, если бы были окружены людьми, с которыми они ощущают общность. 

Портрет явления  

Однако в последние два-три года в разных уголках страны стали появляться организованные группы людей, протестующих против конкретных действий властей. Речь идет о неполитических акциях обманутых дольщиков, автомобилистов, экологов, противников уплотнительной застройки, о защите прав товариществ собственников жилья (ТСЖ). Объединяются также родители детей инвалидов, которые вынуждены защищать их права, потому что государство не делает всего того, что положено делать по закону для этих детей. Против притеснений и государственного рэкета протестуют представители мелкого бизнеса. Исследователи из фонда «Народная Ассамблея» решили рассмотреть поближе эти небольшие группы, чтобы понять, несут ли они какой-то потенциал для формирования гражданского общества или остаются маргиналами, не делающими никакой погоды. Один из авторов исследования Евгений Гонтмахер предположил, что «новые неформалы» — это представители формирующегося среднего класса. И очень скоро властям придется считаться с этими движениями, число которых будет увеличиваться в разы в связи с ростом среднего класса.

Составляя базу данных, исследователи руководствовались несколькими критериями: реальная (а не имитационная, инициированная «сверху») самоорганизация группы граждан, неполитический характер требований. При этом «новыми неформалами» признавались объединения граждан, именно недовольных действиями властей, а не просто собиратели марок или собаководы. В результате было выявлено 228 «ячеек». География распространения «новых неформалов» — крупные города Москва, Санкт-Петербург, Центральный федеральный округ, Дальний Восток. Число активистов такой организации обычно небольшое — около десяти человек, и собираются они, как правило, вокруг сильного харизматика. В каждом мероприятии участвуют минимум 50 человек. То есть ежегодно в протестные акции задействовано около 12 тысяч человек. Значит, можно предположить, что общее число «новых неформалов» приближается к нескольким сотням тысяч человек.

В исследовании приводятся примеры не похожих друг на друга организаций. Впрочем, при разности мотиваций и целей эти люди, живущие на расстоянии многих тысяч километров друг от друга, объединены пережитым опытом. Однажды они поняли, что решить свои собственные проблемы могут только сами. Ни государство, ни общество им не поможет.Охотнее всего наши граждане объединяются, когда дело касается защиты их прав на достойное жилье. Об этом говорит опыт нескольких организаций. В Санкт-Петербурге активисты «народных» ТСЖ объединились в Общество защиты прав жильцов «Надежный дом». В Уфе жильцы ветхих домов центра города создали отряды самозащиты, которые назвали «570-й квартальный батальон». Они протестуют против выселения. В Ижевске летом прошлого года было создано Движение домовых комитетов, объединившее более 300 человек из 176 домов города.

Требования к властям, которые выдвигают активисты, понятны всем российским гражданам: проведение капитального ремонта за счет государства, законная процедура передачи домов в управление собственников жилья, борьба с уплотнительной застройкой, изменение наиболее одиозных статей Жилищного кодекса. После серии протестных акций «жилищных» активистов власти Ижевска согласились на встречу с рабочей группой «неформалов», чтобы обсудить их предложения по жилищно-коммунальной реформе.Организация «Б-63» — пример гражданской активности совсем в иной сфере, интеллектуальной. Она была создана в прошлом году в Самаре в знак протеста против коммерциализации Самарской областной универсальной научной библиотеки. Людей возмутило, что в библиотеке стали брать деньги едва ли не за каждый шаг, а директор библиотеки уволил многих квалифицированных специалистов и сдал помещения в аренду, что сократило количество мест в читальных залах и увеличило очереди за книгами. Активисты группы «Б-63» писали письма в областное министерство культуры, губернатору области, проводили митинги протеста. В результате добились увольнения директора.

Появление в Махачкале группы ВИЧ-инфицированных «Свои» обусловлено отчаянным положением таких больных в республике Дагестан. Первая акция ВИЧ-инфицированных на Кавказе состоялась в Махачкале весной прошлого года под лозунгом «Мы тоже хотим жить». Отчаявшись получить квалифицированную медицинскую помощь, молодые люди обратились к властям и обществу с просьбой обратить внимание на их проблемы. «Несмотря на реализацию в Российской Федерации приоритетного национального проекта «Здоровье», среди ВИЧ-положительных пациентов в республике Дагестан практически не проводится лабораторная диагностика ВИЧ-инфекции, необходимая для своевременного и обоснованного назначения лечения».

Активисты организации «Свои» рассказали журналистам, что обращения к чиновникам не принесли никаких результатов. После их жалоб в вышестоящие инстанции врачи СПИД-центра заявили, что не будут их лечить, пока они не прекратят свою общественную деятельность. Но ВИЧ-инфицированные не собираются отступать. Если к их требованиям не прислушаются, активисты готовы пойти на крайние меры — объявить голодовку. 

Милосердие стучится в их сердца 

Среди «новых неформалов» выделяются группы людей, которые выступают не за свои права, а объединяются для того, чтобы помочь наиболее ущемленным слоям населения. Среди «неформалов-благотворителей», о которых говорится в исследовании, выделяется знаменитое движение «Мурзики», вот уже несколько лет оказывающее помощь детским домам. А началось все с того, что три-четыре человека решили поехать в один из провинциальных детских домов, чтобы узнать, в чем нуждаются сироты. Стараясь адресно помочь конкретному ребенку, они привозили ему кроссовки того размера, который он носит, а не просто собирали дома секонд-хэнд. Постепенно число подопечных детей и детских домов росло, число жертвователей увеличивалось в разы. В конце концов Мурзикам пришлось открыть расчетный счет. Сегодня под их покровительством находится более 5000 детей-сирот. Они патронируют 70 детских домов. В этом неформальном движении состоит несколько сотен человек.

Похожая благотворительная инициатива совершенно неожиданно возникла в Челябинске. Сообщество родителей создало группу «Дети-74». Если в начале они были озабочены проблемами собственных детей, то постепенно решили помогать отказным детям, которые лежат в больницах Челябинска и ждут, пока им найдется место в детских домах. Активисты группы «Дети-74» оплачивают услуги нянечек, покупают памперсы, соки, игрушки, книжки. А недавно они обратились в городскую администрацию с предложением упростить процесс усыновления отказных детей. 

Есть ли будущее у «новых неформалов»? 

«Новые неформалы» не регистрируют свои организации в качестве НПО — на это у большинства просто нет денег. Люди встречаются на квартирах и на улице, работают бесплатно. Некоторые из лидеров избираются в местное законодательное собрание, получая таким образом возможность добиваться своих целей более эффективно. Другие продолжают устраивать пикеты, голодовки, собирают петиции. Нередко власти отступают под нажимом «неформалов». Так это было в Перми, где жителям удалось отстоять городской парк, на месте которого собирались построить коттедж. У всех на памяти «кетаминовые процессы», которые ветеринары выиграли в большой степени благодаря корпоративной солидарности. Самых больших успехов бесспорно добились автомобилисты из движения «Свобода выбора», отстоявшие «правый руль» и Олега Щербинского, обвиненного в смерти алтайского губернатора Михаила Евдокимова, и много чего еще. Так что, наверное, правы исследователи, которые считают, что «новым неформалам» суждено сыграть важную роль в становлении гражданского общества в России.

Места: