| 20.03.2012 01:45

О Лосином острове и директоре департамента природопользования Москвы

СОКРУШИТЕЛЬНЫЕ ПРОЖЕКТЫ
О нынешнем состоянии национального парка «Лосиный Остров»

Департаментский мечтатель

Директор Департамента Природопользования и Охраны Окружающей Среды (ДПиООС) Правительства Москвы А.О. Кульбачевский любит помечтать вслух. Не последнее место в его мечтаниях занимает национальный парк «Лосиный остров».
«На территории «Лосиного острова» у Яузы сток свой, скажем так, в период, - глубокомысленно рассуждает Антон Олегович. – То есть она из Московской области втекает в Москву. Как раз, болота. «Лосиный остров» – тем они и уникален, что он является, прежде всего, истоком реки Яузы. Как раз, Яуза начинает своё течение – вода ещё довольно-таки чистая, нет промышленных объектов – там мы будем организовывать. Такие у нас есть мысли, сейчас не буду их раскрывать полностью. Но там будут и байдарочные маршруты туристические».
Прихотливая фантазия! В областной части парка, где Яуза действительно «начинает своё течение» и вода в речке в самом деле ещё чистая, она представляет собой фактически ещё ручей. И ни на какой байдарке по ней не пройдёшь. А вот в городской части парка, куда Яуза поворачивает, пройдя город Мытищи и несколько столичных районов, ширина и глубина реки допускает передвижение на байдарках. Но зато вода в Яузе на этом участке уже очень грязная.
Но есть у господина Кульбачевского и гораздо более смелые мечты. Например, он желает отгородить часть Лосиного острова наподобие открытого зоопарка. «Хотя мы не называем это зоопарком, - уточняет Антон Олегович, - потому что там животные, в любом случае, будут просто подкармливаться и жить так, как они живут сейчас. Сейчас бомжи – серьёзная угроза. Серьёзная угроза, потому что не везде перегорожена территория, лоси у нас выходят на МКАД и на улично-дорожную сеть».
Какая связь существует между бомжами и выходом лосей на МКАД, обычному человеку не понять, но диалектическое мышление директора Департамента эту связь мгновенно улавливает. И господин Кульбачевский тут же находит безошибочное решение: всё и всюду надо перегородить заборами. Речь идёт как о внешнем ограждении «Лосиного острова», так и о разделении его московской части на две неравные доли.
«Поэтому мы готовы это всё, скажем так, обнести забором, чтобы человек только созерцал, но не контактировал. Сейчас он контактирует, - рассуждает удручённый действительностью философ. – В Росприроднадзоре, когда начинается гон у лосей, когда я работал – в день по 3 – 4 звонка. Бабушка звонит: «Антон Олегович…» Причём мне почему-то. «Я с «Лосиного острова», здесь лоси, мы не знаем, что от них ждать». Был случай, когда человек из реанимации. Была операция, там есть ЦКБ больница управляет делами. После операции очнулся, открыл глаза, а там лось. В окно смотрит. Он опять в кому. Ну, что – вышел потом».
Так Антон Олегович обосновывает планируемое разделение московской части парка на две огороженных зоны – для животных и для людей. Как писала правительственная «Российская газета», зона для животных «займёт одну треть из трёх тысяч гектаров территории парка, находящейся в черте Москвы. Здесь будут обитать лоси, олени, косули, зайцы, лисы, зубры. Однако доступ людей в зону познавательного туризма будет ограничен. Наблюдать за животными люди смогут сквозь прозрачный забор» .

Если задуматься, то этот план не столько смешон, сколько страшен. Москвичи и так загнаны в асфальтово-бетонные джунгли, в крайне противоестественную и дискомфортную среду. Лишь некоторой части жителей столицы удаётся по выходным вырваться в лес. Но теперь и этой отдушины москвичей хотят лишить. Ведь в «рекреационной» части леса природу намечено по возможности уничтожить или стерилизовать, а животным там вообще не место. А в ту часть леса, где как будто намечено сохранение живой природы и диких (или всё же полувольных?) животных, людей пускать не будут. То есть нас грабят, и притом за наши деньги.

Фото 1 (А. Суслина). Пока ещё люди «контактируют» с лосями…

Столица в роли благодетеля

Ни для кого в России не секрет, что все федеральные особо охраняемые природные территории (ООПТ) – заповедники, национальные парки, заказники – из года в год получают позорно низкое финансирование. Такова прочно сложившаяся практика – так сказать, неотъемлемая часть «вставания с колен». И старейший в России национальный парк «Лосиный остров», конечно, не составляет исключения. Поэтому известие о желании московских городских властей в соответствии с соглашением между мэром С. Собяниным и федеральным министром природных ресурсов Ю. Трутневым взять начиная с 2011 года большую часть расходов по содержанию парка на себя не могло вначале не порадовать друзей «Лосиного острова». Ведь все знают, сколь велик московский бюджет, а потому упомянутое решение могло бы принести национальному парку много пользы. Но при одном условии: если бы делом руководили профессионалы в области охраны природы. Однако мы знаем, что наша вертикаль коррупции подобных людей на руководящих постах не терпит, а потому за дело взялся г-н Кульбачевский…

ДПиООС собирался облагодетельствовать «Лосиный остров» самыми различными способами. Так, одно из технических заданий предусматривало установку в парке двух пиро- и зоотехнических мачт. В переводе на нормальный русский язык это означает, что мачты предназначены для наблюдения за возможными очагами возгорания в лесу и за животными. Сроки установки этих сооружений миновали, а мачт до сих пор никто не видел. Здесь можно выдвинуть два объяснения. Либо мачты имеют стратегическое значение и оттого покрыты веществом, которое делает их невидимыми, вроде американского военного самолёта Stealth. Либо – что гораздо более вероятно – мачты вовсе не поставлены.

Фото 2 (А. Суслина). А свалкам хоть бы что!

Другое техническое задание предусматривало уборку к 11 января 2012 года всех имевшихся в национальном парке свалок. Этих свалок насчитывалось шесть, и все, разумеется, незаконные. О судьбе одной помойки достоверных сведений пока нет. Остальные пять свалок уже после 11 января обследовали активисты – друзья «Лосиного острова». Из них две действительно убраны, одна убрана частично, а две свалки сохранились в нетронутом виде (фото 2). Можно порадоваться, что в данном случае хотя бы полдела сделано. Но, с другой стороны, сроки уже прошли, и, вероятно, освоены все выделенные на указанную работу деньги.

Ещё одно благодеяние для «Лосиного острова» предусматривало установку противопожарных щитов. В состав их инвентаря должны были входить пожарные рукава и стволы, ломы, багры, лопаты, вёдра, огнетушители, ящики с песком, а к некоторым щитам добавлялись и мотопомпы. Дело нужное и важное: не далее как летом 2010 года в столичной части парка произошёл лесной пожар, который потушили не сразу и с трудом. Однако и здесь мы видим привычную картину: сроки исполнения технического задания прошли, а щитов нет как нет.
Все российские экологические организации давно уже настаивают на переходе к раздельному сбору мусора с целью его максимально полной переработки и резкого уменьшения количества вредных отходов. Вот только у чиновников всех уровней воз с места не трогается. И вдруг – о, чудо! – в одном отдельно взятом «Лосином острове» должны были к ноябрю 2011 года установить контейнеры для раздельного сбора мусора. Посетители национального парка могли бы почувствовать себя цивилизованными людьми! Как вы думаете, что из этого получилось?

Если вы вообразили, что не сделано совсем ничего, то вы сильно заблуждаетесь! В срок установили новые подставки, рассчитанные на контейнеры для раздельной уборки мусора. А самих новых контейнеров до Нового года не было – ни одного! На новые подставки в ряде случаев установили старые, привычные мусорные баки. А в других случаях эти подставки вообще стояли сами по себе! Старые контейнеры убрали, а новые не поставили. Девай мусор, куда хочешь (подразумевается: в лес выбрасывай)!

Фото 3 (М. Каплан). Старый мусорный бак – и тот не вывозят!

Но вот наступил Новый, 2012-й год, и где-то в феврале месяце контейнеры поставили. Свершилось чудо? Как бы не так! Их поставили – и забыли о них. Мусор не вывозят, контейнеры уже переполнились. Какой уж тут раздельный сбор мусора!

Справедливости ради скажем, что некоторые технические задания выполнены. Так, информационные щиты, аншлаги (предупреждающие знаки) и указатели в «Лосином острове» установлены на самом деле. Можно говорить о том, что местами их поставили рядом с ещё годными старыми информационными щитами и аншлагами. И сравнение показывает, что старые, пожалуй, были креативнее. Но это уже детали. Как сущей мелочью нельзя не признать и то, что в техническом задании про информационные щиты, аншлаги и указатели три раза повторялось словосочетание: «кАпание ям вручную». Но ямами занимались рабочие, а они, в отличие от чиновников, умеют копать, но не капать.

Сомнительные затеи и опасные прожекты

До сих пор мы говорили только о таких технических заданиях, которые в принципе полезны для национального парка. Однако не все щедроты московского Департамента Природопользования пойдут на пользу «Лосиному острову». Некоторые из них выглядят как минимум сомнительными затеями.
Так, большие сомнения у защитников природы вызывает целесообразность установки у входов в парк так называемых «входных групп». По замыслу Кульбачевского, в каждую входную группу должно входить административное здание (зачем?), методический центр для детей (где они могли бы «порисовать»), а также пункт проката и туалет. Хотя строительство всех этих вполне капитальных зданий намечено на нелесных землях национального парка, но и уничтожение лугов и опушек не может радовать друзей «Лосиного острова». Но как бы ни относиться к входным группам – а в срок не появилась ни одна. Ещё в январе 2012 года не было следов ни одной из трёх намеченных групп, хотя сроком выполнения техзадания был утверждён декабрь 2011-го. Кстати, в истории с входными группами ярко проявилась особенность, нередкая для стиля работы Кульбачевского и его соратников. Техническое задание предусматривало установку входных групп к 20 декабря 2011 года, а контракт на выполнение этого задания был подписан 24 декабря 2011-го, через 4 дня после истечения последнего срока! Следовательно, и чиновники, и бизнесмены хорошо осознавали невыполнимость буквы контракта, но их это ни в малейшей степени не смущало. Правда, в феврале 2012-го некоторая активность по сооружению входных групп всё же обозначилась.
Но если установка входных групп лишь сомнительна с точки зрения полезности, то ряд других прожектов Кульбачевского безоговорочно вреден и губителен. Специалисты знают, что уже имеющееся поголовье лосей (около 15) наносит ущерб столичной части «Лосиного острова». Лосям требуется много корма, причём на опушках и в молодых лесах, ибо в зрелых высокоствольных лесах им есть почти нечего. Уже сейчас плотность лосей в городской части национального парка с учётом кормовой базы существенно выше оптимальной. В нормальных условиях «избыточные» лоси просто уходят в другие леса. Но московским лосям не дано перейти МКАД. В итоге страдают подрост и кустарники, более того, от нехватки нормальных кормов лоси национального парка даже начинают глодать кору крупных деревьев, что в благоприятных условиях им несвойственно.
Как будто проблему понимает и директор Департамента природопользования. Но, по обыкновению, его мысль делает причудливый изворот:
«Потом они [лоси], в любом случае, когда их много – они уже начинают портить кустарниковую растительность, зелёные насаждения, потому что кормовая база для лосей, в основном. Может быть, даже зубры будут. Ещё думаем – сможем мы зубра туда завести, хотя бы одну семью?»

Итак, лоси уже портят кустарниковую растительность и зелёные насаждения – но надо завезти в «Лосиный остров» ещё и зубров! Зубр – очень крупное животное. Масса тела у него достигает 1 тонны, что примерно вдвое больше по сравнению с лосем. Естественно, что зубрам требуется очень много корма. В еде зубр неприхотлив: как показали наблюдения в Приокско-Террасном заповеднике, в условиях средней полосы России в рацион зубров входят более 30 видов деревьев и кустарников и почти 150 видов травянистых растений. При этом площадь московской части «Лосиного острова» даже для небольшого стада зубров явно мала. А ведь г-н Кульбачевский хочет уместить и лосей, и зубров не на всём пространстве столичной части национального парка, а лишь в пределах  огороженного пространства, равного по размерам его трети! Если выпустить зубров там хотя бы на полувольный выпас, то последствия для растительности «внутри забора» будут самые разрушительные. Если же держать зубров в загоне и обеспечивать их привозным кормом, то зачем устраивать этот зверинец в пределах «Лосиного острова»? Задачам национального парка такая деятельность явно не соответствует.

Фото 4 (А. Суслина). Подлесок и подрост в «Лосином острове» пока живы

Ярый рекреационер

Если в пределах зоны для животных молодым деревьям, кустарникам и лесным травам угрожает гибель от зубов копытных, после чего место естественной растительности займут сорняки, то в зоне для людей намечено открытое наступление на живую природу путём сооружения «рекреационных узлов». Всего таких узлов в предложенной Департаментом планировке московской части национального парка намечено одиннадцать. И отведённую для людей зону они усеивают достаточно густо. Возникает вопрос: что же это за узлы?
Один из них, под длинным названием «Спортивно-оздоровительный и досуговый комплекс для семейного посещения», стали строить в той части «Лосиного острова», которая расположена неподалёку от Курганской улицы. По сути, возводился обычный каток. Какое отношение он имеет к задачам национального парка, одному Кульбачевскому известно. Местная жительница Елена Олеговна Смирнова решила не мириться с уничтожением растительности на принадлежащей «Лосиному острову» земле и обратилась в Росприроднадзор с требованием проверить законность стройки. Может быть, она не очень рассчитывала на ответ (обычно у российских чиновников рука руку моет), но в данном случае проверка последовала. Заместитель руководителя Росприроднадзора В.В. Смолин написал Е.О. Смирновой: «Установлено, что строительство комплекса ведётся в отсутствие на объекте строительства какой-либо разрешительной документации. В этой связи составлено определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования в отношении заказчика проекта государственного учреждения г. Москвы «Бюро экономического анализа экологических проектов» по ч.1 ст.8.4 КоАП Российской Федерации».
Так что первый блин – в данном случае первый каток – явно вышел у Кульбачевского комом.
Здесь нельзя не сказать несколько слов о ГУ «Бюро экономического анализа экологических проектов», которое все для краткости зовут просто «Бюро Экоанализ». Эта странная структура приобрела огромную роль с тех пор, как в 2010 году ДППиОС возглавил Кульбачевский. Почему-то тендеры на выполнение технических заданий в большинстве случаев проводит не непосредственно Департамент, а «Бюро Экоанализ», оно же и заключает контракты. При этом в отличие от постоянно красующегося перед СМИ директора Департамента «Бюро Экоанализ» - организация крайне непубличная, и о самом её существовании знает только узкий круг чиновников и коммерсантов, да поневоле ещё немногие активные защитники природы. И репутация у «Бюро Экоанализ» неважная. Так, 21 января 2011 года сотрудники управления ФСБ по Москве и Московской области задержали с поличным при получении взятки в 800 тысяч рублей за содействие в бюджетном финансировании при заключении госконтракта замдиректора «Бюро Экоанализ» Леонида Милешина. По версии следствия, Милешин получил 20 % от суммы госконтракта. Одновременно уголовное дело по двум эпизодам получения взятки в размере 650 и 750 тысяч рублей возбудили в отношении начальницы отдела по объектам водного комплекса «Бюро Экоанализ» Марины Яшковой . Но на стремление Департамента проводить финансовые операции через «Бюро Экоанализ» эти события никак не повлияли.
Но, может быть, Департамент Природопользования и Охраны Окружающей Среды для того и существует, чтобы строить катки и прочие физкультурно-оздоровительные сооружения? И рекреация входит в число его основных задач? Нет и ещё раз нет! Департамент создан постановлением Правительства Москвы № 939-ПП от 19 ноября 2002 года. Во втором разделе этого постановления перечислены задачи Департамента. Среди них мы находим, например, «расширение и совершенствование правоприменительной практики на территории города Москвы в сфере выявления, пресечения и предупреждения нарушений природоохранного законодательства» (п. 2.3). Но ни слова не сказано о том, чтобы Департамент сам вёл незаконное строительство на особо охраняемых природных территориях! Напротив, в числе задач учреждения «обеспечение контроля за соблюдением экологических требований при размещении, проектировании, строительстве, реконструкции, вводе в эксплуатацию, консервации и ликвидации зданий, строений, сооружений и иных объектов» (п. 2.7). Вряд ли нужно объяснять, что при строительстве физкультурно-оздоровительных сооружений в «Лосином острове» и на других московских ООПТ (где их уже воздвигнуто немало) никакие экологические нормы и требования вовсе не соблюдались! Есть в числе задач Департамента и «защита зелёных насаждений при осуществлении градостроительной и иных видов хозяйственной деятельности» (п. 2.8). Опять же мы видим, что г-н Кульбачевский выполняет эту задачу с точностью до наоборот.
А вот рекреации в списке задач Департамента нет. Однако совершенно очевидно, что именно её Антон Олегович считает главной (если не единственной) задачей московских ООПТ. Перед нами – ярый рекреационер. Он готов полностью сокрушить все столичные леса и парки ради строительства сооружений либо действительно приносящих доход, либо позволяющих отчитаться перед вышестоящим начальством.
А читал ли г-н Кульбачевский Закон города Москвы от 26 сентября 2001 года № 48 «Об особо охраняемых природных территориях в городе Москве»? Едва ли. В противном случае он наверняка бы осознал, что его бурная деятельность решительно противоречит Статье 8 этого Закона. Процитируем из этой Статьи только два пункта:
«6. Корректировка границ особо охраняемых природных территорий осуществляется Правительством Москвы при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы.
7. Уменьшение общей площади особо охраняемой природной территории при корректировке её границ не допускается».
Вряд ли нужно доказывать, что многочисленные рекреационные проекты Кульбачевского и его ведомства означают неуклонную «корректировку» границ ООПТ в сторону существенного уменьшения их площади, притом эта «корректировка» проводится без какой-либо экологической экспертизы и по решению чиновников не самого высокого уровня. Но российские чиновники верят, что соблюдать законы – дело излишнее.

Некрасивая тайна «Лосиного острова»

В городской части национального парка, примерно в 500 метрах от железнодорожной платформы Яуза, прохожий может натолкнуться на высокий металлический забор. Физически он очень даже существует, но на официальных планах «Лосиного острова» забор и огороженное им внушительное заасфальтированное пространство никак не обозначены. Если верить планам, там якобы растёт лес!
Фактически здесь, в пределах ООПТ федерального уровня, на месте бывшей конторы лесничества, долго и успешно работал пункт по сбору и сортировке московского городского мусора (фото 3). Занимались этой грязной работой, конечно, гастарбайтеры. Раньше существование этого мусорного уголка в национальном парке пытались объяснить плохим федеральным финансированием «Лосиного острова» и желанием дирекции нацпарка хоть как-то заработать деньги.

Теперь жаловаться на скудное финансирование дирекции «Лосиного острова» вроде бы нет никаких оснований. Из московского бюджета стали поступать серьёзные вливания – другой вопрос, разумно ли они расходуются. Но разве мусоросборочный пункт в национальном парке закрылся? Нет, он продолжает работать и по сей день. Поневоле напрашивается нехорошая мысль, что этот позорная для старейшего в России национального парка помойка скрывает ещё одну грязную коррупционную тайну. А иначе как объяснить её устойчивое существование и, если так можно выразиться, развитие? И почему в число благодеяний ДПиООС не вошла ликвидация этого объекта? 

Фото 5 (А. Хлынов). Взгляд через «несуществующий» забор.

Кресло зашаталось? Куда там!

В феврале 2012 года многим показалось, что кресло под Антоном Олеговичем всерьёз зашаталось. Причиной стали сообщения об обысках и выемке документов, которые дважды в течение одной недели производили в ДПиООС сотрудники ДЭБ МВД. Они собирали доказательства по уголовному делу, возбуждённому в отношении бывшего высокопоставленного сотрудника ДПиООС, который устроил подозрительную систему распределения государственных контрактов. Имя подозреваемого не называлось, но журналисты предполагали, что речь шла о бывшем заместителе Кульбачевского – Данииле Суханове. Как говорили сотрудники полиции, вследствие его действий «бюджет, возможно, лишился нескольких миллиардов рублей» .
Ранее Суханов уже «ушёл по собственному желанию» с должности заместителя директора Департамента в конце августа 2011 года, однако тут же получил назначение на «техническую» должность главы Дирекции ГКУ в том же ДПиООС. Таким образом, он возглавил подразделение, непосредственно отвечавшее за проведение конкурсов. Полагают, что причиной ухода Суханова с поста заместителя директора Департамента стало раскрытие утаённой им при поступлении на госслужбу собственности в Испании. Там чиновнику принадлежат вилла и ряд банковских счетов, о которых он «запамятовал» сообщить в официальной декларации .
Многие защитники природы всерьёз надеялись, что после возбуждения уголовного дела на бывшего зама Кульбачевского и сам Антон Олегович недолго продержится на должности. Тщетные упования! Разве можно забывать про Дарькина, который добрый десяток лет управлял Приморским краем, хотя на полдюжины его замов были заведены уголовные дела, и один или два из них даже получили реальные сроки? Стоит вспомнить и Ткачёва, который продолжает рулить Кубанью, несмотря на посадку Цапка (одного из тех людей, на которых держалась его власть). Так что начальники в современной России очень успешно переживают неприятности, возникающие у подчинённых.

Кульбачевский и Медоуз

Антон Олегович – разносторонняя личность. Недавно поступило сообщение, что он будет читать лекцию в рамках проекта «Открытый Экологический университет». Всего запланировано 10 лекций разных знаменитостей, в числе которых – американский профессор Деннис Л. Медоуз. Да-да, это – тот самый Медоуз, который 40 лет назад выступил как ведущий соавтор нашумевшей книги «Пределы роста». И в своих последующих, достаточно многочисленных книгах проф. Медоуз отстаивал (а частично и всё больше нагнетал) пессимистические прогнозы относительно будущего природы и человечества.
Пессимизм Медоуза не выглядит вполне обоснованным с научной точки зрения. Возьмём конкретный пример. В книге «Пределы роста» в качестве одной из главных страшилок выступал неограниченный (будто бы) прирост населения земного шара. Сегодня мировая демографическая статистика свидетельствует о том, что снижение рождаемости охватило все государства, за исключением разве что полутора десятков стран Тропической Африки и Афганистана. При нынешних тенденциях население планеты перестанет расти уже в середине нынешнего столетия и вряд ли стабилизируется, а, скорее всего, начнёт медленно сокращаться. Таким образом, мы видим, что биосфера обладает механизмами контроля над размножением зарвавшегося вида и в состоянии положить этому размножению предел.
Мы вправе предположить, что те или иные механизмы контроля найдутся и для изменения образа жизни этого вида постольку, поскольку он вступает в противоречие с сохранением биосферы как целого. Поэтому утверждения проф. Медоуза о том, что переходить к устойчивому развитию якобы уже поздно, уязвимы для критики.

Однако есть один сценарий, при котором все мрачные пророчества Медоуза точно сбудутся. Он состоит в том, чтобы поручить решение проблем охраны природы таким чиновникам, как Кульбачевский. Под их испытанным руководством легко искоренить всё живое и создать такую окружающую среду, которая окажется вовсе непригодной для существования самого человека.

Иван Смирнов