| 28.06.2015 15:33

Противогололедные реагенты - безжалостные убийцы всего живого

О Пунических войнах, сопровождавшихся римским рефреном «Карфаген должен быть разрушен!», я думаю, сегодня помнят немногие. Последняя из этих войн закончилась победой римлян, падением процветающего города и его жестоким разрушением. Ненависть победителей была столь сильна, что этого им было недостаточно. И по решению Сената римляне засыпали Карфаген солью, чтобы здесь никогда ничего не росло и никто никогда не жил Было это очень давно, во II-III тысячелетии до н. э.

А сегодня за что наши чиновники так ненавидят русские города? Зачем они с упорством, достойным лучшего применения, проделывают то же самое? И что особенно интересно, бьют себя в грудь, называясь патриотами.


Я - снова о «соленых городах». Тема эта архиважная, болезненная и, несмотря на теплое время года, очень даже своевременная. В теплое время года мы пожинаем плоды зимнего применения противогололёдных реагентов. В этом легко убедиться проезжая по улицам города. Вдоль дорог седые от соли тротуары, чахлый газон, остовы засохших и полузасохших деревьев и кустарников.

Москва

Химки, Новокуркинское шоссе, у магазина "Оби"

Химки, ул. Лавочкина

Засыхающий кустарник в Новогорске, г.о. Химки

Ул. Маяковского, Химки


Важность проблемы признана наконец-то и государством. 13 февраля 2015 года заседал Высший экологический Совет при Комитете Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии. На нем обсуждался вопрос по использованию в городах зимних противогололёдных материалов (ПГМ). Участники заседания внесли предложение не позволять местным властям регионов использовать технологии зимней уборки населенных пунктов без положительного заключения государственной экологической экспертизы. Прогресс налицо, ведь до сих пор достаточно было заключения неведомого лаборанта, о том, что препарат качественный и безвредный. Рекомендовано также исключить применение химикатов вне проезжей части автодорог и во дворах, что, впрочем, и сегодня не разрешено, но коммунальщики предпочитают делать вид, что не знают об этом. Соответствующий законопроект, предусматривающий суровые штрафы за экологические нарушения, внесен на рассмотрение в Госдуму.


Внушает. Но, если начистоту, надежд на разумное решение проблемы мало. Всё непросто. Очень влиятельные люди, получающие от зимнего применения солей существенную финансовую выгоду (иначе бы откуда взялось такое безумие?), никогда не откажутся от неё. Бизнес – ничего личного. Этот монстр не остановится ни перед чем, пусть даже не останется камня на камне. Так, уже в ходе заседания того самого круглого стола в Госдуме представитель управления санитарного надзора Росприроднадзора Светлана Селина возвестила, что ущерб от химических ПГМ должным образом не изучен (?!). То есть всё-таки «можно, но только осторожно», соблюдая инструкции и не «прикладая» головы. 


На самом деле ещё как изучен этот ущерб. Главная беда от применения противогололедных средств – засоление городской почвы. Засоление влияет на её свойства, делая непригодной для жизни растений и почвенного населения. В этом ценном биокосном веществе изменяется содержание натрия и другом элементов. Наиболее вредное влияние на почву городов оказывают ионы Na+ и Cl-, ведь именно поваренную соль (галит) зимой в избытке высыпают на городские улицы и дворы и в итоге она неизменно попадает на газоны под деревья.

Поваренная соль действительно в умеренных количествах вполне безвредна на нашем столе в кулинарных блюдах, но при этом применение её в качестве ПГМ неэкологично. Натрий растениями не используется, но безвозвратно вытесняет из почвенно-поглощающего комплекса ионы кальция, магния и железа. Кроме того, при накоплении натрия в почве разрушается её структура: происходит уплотнение, почва заплывает, плохо пропускает воду, чем стимулируется еще большее накопление солей. При высыхании такая почва становится как камень, растения на ней не могут жить.


В результате засоления почв возрастает значение pH, то есть почвы становятся щелочными. Элементы питания переходят в недоступную для растений форму. Кислотность почвы влияет на растворимость солей и усвояемость различных питательных веществ. Фосфор, железо, цинк, марганец, бор лучше усваиваются на кислых почвах. Для большинства растений наиболее благоприятной является слабокислая (pH = 5 - 6) или нейтральная (pH = 7) среда. 


Почва формируется тысячелетиями, это богатство планеты и любого государства. Она неотъемлемая базовая часть всех живых систем надорганизменного уровня. И вот на это природное богатство посягают городские власти, нарушая и без того суперхрупкое равновесие сильно обедненных городских околоприродных систем. А для чиновников городская почва – просто грязь.


У растений, так необходимых нам для выживания в городе, при засолении почвы возникает:


- ухудшение или даже нарушение водного баланса (поступление воды в растение сильно затруднено). Растения испытывают осмотический стресс, осмотическое давление в засоленной почве вытягивает воду из них, и растения засыхают;


- нарушение ультраструктуры клеток корней, особенно наружных, а также проводящей сосудистой системы (разрушение плазмолеммы, потеря способности к избирательному накоплению веществ). Соли начинают поступать только пассивно с транспирационным током воды;

- нарушение в корнях синтеза витаминов и фитогормонов; 


- изменение в структуре хлоропластов (особенно при хлоридном засолении), то есть торможение процесса фотосинтеза (основного источника кислорода, которым все мы дышим);


- из-за токсического влияния высоких концентраций солей нарушаются процессы обмена, в частности азотного, накапливается токсичный аммиак и другие продукты;

 
- высокая концентрация ионов натрия препятствует накоплению других катионов, в частности Ca ++ и K+;


- резкий дефицит соединений серы наблюдается при хлоридном засолении;


- нарушение снабжения растений макроэргическими фосфорными соединениями (АТФ), так как при этом нарушены процессы окисления и фосфорилирования (то есть дыхания);


- нарушение работы белков (ферментов).

Любой, самый зелёный город не сможет оставаться таким долго из-за агрессивных технологий зимнего содержания. Безумное соление продолжается из года в год, всё более усугубляя ситуацию. Количество используемой соли ежегодно увеличивается кратно. Соль накапливается.


Растения не могут обойтись без почвы, а соль почву однозначно делает безжизненной. Здоровая почва – это густонаселенная сложная экосистема. Избыток солей отрицательно влияет и на её обитателей – почвенных животных и микрофлору. 


1 грамм почвы содержит в 1 г 1 млн бактерий, 100 тыс. грибов, 1 тыс. водорослей.. Суммарная масса всех микроорганизмов в пахотном слое полей обычно составляет примерно 6–7 тонн на 1 га. И городская почва населена, что совершенно необходимо для устойчивости городских околоприродных экосистем. Численность микроорганизмов в прикорневой зоне растений в 50–100 раз превышает их численность вне сферы влияния корневых систем. Это подтверждает важность микронаселения почвы для жизни растений. Они участвуют в минерализации органических веществ почвы, переводя их в усвояемые питательные вещества, выделяют витамины и гормоны роста. Многие высшие растения живут в симбиозе с грибами, образуя микоризу (грибокорень). На надземных органах растений развивается эпифитная микрофлора, которая также снабжает растение гормональными веществами. Взаимоотношения растительных организмов с микроорганизмами такие же, как у человека и любых других живых существ. Сегодня каждый школьник знает, что пищеварение животных и человека неполноценно без кишечной микрофлоры, являющейся, по сути, факультативным органом. Трудно переоценить влияние на здоровье человека микроорганизмов, живущих на коже и слизистых оболочках. Отдельных, не заселенных организмов вообще нет в природе, это всегда консорции – совокупность сосуществующих вместе живых существ. Каждый вид живых организмов ценен для системы в целом. Об этом следует помнить. 

Плодородная почва под микроскопом


Засоление почвы делает жизнь почвенных микроорганизмов невыносимой, что заставляет их менять стратегию выживания. А, как известно, «собака бывает кусачей только от жизни собачьей». Этот принцип и в микромире действует неукоснительно. Условно патогенные бактерии, сопротивляясь неблагоприятным факторам среды, зачастую становятся патогенными. Закупоривание почвы асфальтовой коркой дает преимущества анаэробным микроорганизмам. Таким образом, ухудшение условий жизни почвенной микрофлоры наносит вред не только растениям, но и напрямую – человеку.

Ученые из Института почвоведения и агрохимии и Института геологии Сибирского отделения РАН, изучив почву и воду Новосибирска и Прибайкальского национального парка, пришли к выводу, что даже незначительное загрязнение природной среды токсичными веществами в гордах провоцирует рост вредной для человека микрофлоры в почве, на растениях и в воде.

В лесопарках верхний слой почвы, поврежденный толпами посетителей, все быстрее заселяют опасные бактерии. В городском воздухе постоянно висит бактериальная пыль. Люди расплодили вокруг себя потенциально опасных соседей: клостридий, энтеробактерий, микобактерий, стафилококков и стрептококков, плесневых грибов. Городская почва постоянно подщелачивается (в том числе и вследствие засоления) и поэтому с трудом освобождается от опасной микрофлоры.

Научные исследования городской почвы также обнаруживают неблагоприятные для высших растений сдвиги в видовом составе беспозвоночных животных, населяющих почву. Среди них простейшие, коловратки, энхетреиды, многоножки, ногохвостки, клещи, личинки насекомых, нематоды, земляные черви и др. Выяснилось, что вблизи промышленных предприятий, где она особенно загрязнена, преобладают нематоды, а среди последних – их растительноядные формы (те, что подгрызают корни растений). Они менее чувствительны к засолению и изменению pH, так как тело нематод покрыто достаточно толстой кутикулой.

Лук, поврежденный нематодой


Ярким биоиндикатором качества почвы являются земляные (часто их называют "дождевые") черви. В пойменных почвах Нечерноземья прежде насчитывалось до 300 на 1 кв. метр дождевых червей. В настоящее время численность этих полезных животных сократилась в десятки и сотни раз. И всё из-за применения интенсивных технологий производства сельскохозяйственных культур, а в городских почвах – из-за применения реагентов, тотального осеннего сбора опада и неумеренного выкоса. Мы не только лишаем их пищи, но и создаем убийственную среду. Тревожно и печально это не потому, что на рыбалку идти не с чем, а потому, что только эти скромные создания, поглощая органические отходы, превращают их в бесценный гумус, делающий почву плодородной. Кроме того, они старательно рыхлят почву, перемешивая и обеспечивая её увлажнение и аэрацию. Концентрация соли более 0,5% смертельна для дождевых червей. А ведь еще Чарльз Дарвин, отмечая огромную роль земляных червей в природе, говорил об их влиянии ни много ни мало - на мировую историю. Ещё бы, есть урожай – страна живёт и процветает, нет урожая – не очень-то живёт.

Выгребая по осени весь опад и обильно соля почвы городов, мы рискуем оказаться в опасном для жизни месте. Мощность плодородного слоя почвы на нашей географической широте составляет всего около 10 см.


Проблема засоления городской почвы, кроме экологической, имеет, как обычно, весомую экономическую составляющую. К сведению чиновников, которые пишут инструкции, игнорирующие научные знания, содержание города зелёным и зимние технологии с применением ПГМ очень дорогое удовольствие. Либо соль, либо зеленый город, третьего не дано. Можно ли восстановить плодородие засоленной почвы? Можно. Для этого обычно почву промывают, вносят гипс (заменяют натрий на кальций), а для структурирования вносят органику или сеют многолетние травы. Дорого, хлопотно и малоэффективно. Эффективна только замена испорченной почвы на плодородную. А это еще дороже. Затраты значительно превышают те миллиарды, что уходят на закупку соли. Полноценное восстановление почвы происходит крайне медленно, на это уходит минимум тысячелетие. Есть и другие неприятные проблемы. Например, куда девать отвалы испорченной почвы? Воздвигать горы вокруг городов?  Словом, одни расходы и неудобства. А ведь старые технологии зимнего содержания городов, применяемые и поныне в Финляндии, и похожая – в Швеции, таких проблем не создают. Может, и нам к ним вернуться?


Попробуем представить наше ближайшее будущее. Это легко. 19 марта этого года все новостные каналы России сообщили о зловещем облаке пыли, окутавшем Санкт-Петербург. Трава после зимы ещё не пошла в рост, и потому удержать раздуваемую ветром почву не могла. Похожая пелена висела и в Москве, и во многих городах Подмосковья. А в прошлом году желтое пыльное облако накрыло новые районы Химок на несколько дней. Власти открестились сообщением, что что-то, мол, зацвело. Но это святая неправда. Достаточно беглого взгляда на эти районы, чтобы убедиться: необходимых озеленённых площадей там попросту нет. Городская пыль небезобидна, она, как хорошо известно, содержит не только частицы почвы, но и зимние противогололёдные материалы (ПГМ), а также канцерогены и микроорганизмы. Город всем этим периодически дышит полной грудью. Впору надевать респираторы. К сожалению, и эта пыльная буря не последняя. Пыль будет лететь всегда с участков, где солью, неумеренной косьбой и тщательным выгребанием опада изничтожена растительность. А благодарить за всё хорошее следует администрации городов и подчиненные им ЖКХ.


Впрочем, чиновники ничуть не беспокоятся. Временщики не обладают стратегическим государственным мышлением. Они просто отрабатывают свои немалые доходы. Думать о завтрашнем дне им незачем и некогда, необходимо вычищать город и параллельно срочно «развивать» его любой ценой, плотно набивая населением и выслуживаясь перед вышестоящим начальством. А последствия их деятельности расхлёбывать придется всем, если только не случится чудо и наше население не проснется и не призовет вредителей к ответу.


Наталья Токарева, жительница мкр Новогорск, г.о. Химки