| 08.09.2011 23:05

7 сентября - противостояние в Химкинском лесу

Публикуем рассказ защитницы Химкинского леса Светланы о событиях 7 сентября.

"Около 15 часов, когда я приехала в лагерь, тут была одна Людмила. В этот момент вдоль кромки леса напротив лагеря двигался желтый КамАЗ. Мы не успели к нему, и он высыпал строительный мусор у конца той насыпи из битого бетона и кирпича, которую они сооружают для прокладки своей временной дороги по просеке, и уехал. Тогда я, вооружившись папкой с документами экологической организации «Принцип», устроила «засаду», встав в лесу у этой насыпи, и стала поджидать следующий самосвал. Приехал красный «КамАЗ», госномер в227ее178, я появилась перед ним достаточно неожиданно, он остановился. Я сказала, что осуществляю экологический контроль от общественной организации «Принцип», и спросила ордер на земляные работы. Ордера, естественно, не было, напарник водителя сказал, что у него есть "проект". Я вызвала полицию, и тут же самосвал поехал назад и спрятался за насыпанный холм (есть видео, выложим чуть позже). Что-то они стали бояться вызова полиции!..

Вскоре пришлепал бульдозер, я его тоже остановила.  Но потом на подмогу к нему из-за холма выехал тот же «КамАЗ», и они применили тактическую хитрость: поехали оба параллельно, а я не могла одновременно стоять перед обоими… Самосвал остановила, он опять уехал, а бульдозер проехал, начал разравнивать насыпь (видео тоже будет).

Затем водитель отъехал в южную часть просеки и просто стоял там.

В это же время сразу же за холмом был слышен гул – работал каток, утрамбовывая грунт. Но после того, как удалось прогнать самосвал, этот каток уехал намного севернее, метров на 200 и стал работать там (видимо, для них участок вблизи эколагеря – что-то вроде "простреливаемой зоны").

Приехал патруль во главе с майором Шаховым Александром Владимировичем. Моё предложение пройти 200 м по просеке к катку, чтобы остановить незаконные земляные работы, у него энтузиазма не вызвало. Я поехала с ним в полицию и написала заявление, дали талон...

От Шахова я узнала, что участковый Исаичев заболел, и его замещает Сенин Виталий Владимирович, все наши дела передали ему. Еще в машине Шахов на мой вопрос о том, кто же будет останавливать незаконные земляные работы, мне сказал, что это будет делать участковый, который, возможно, скоро приедет в УВД. Но в УВД дежурный сказал, что у Сенина сегодня выходной. Приём граждан Сенин ведёт в Старбеево, по адресу: ул. Союзная, 3, во вторник с 17 до 19 ч, в четверг с 18 до 20 ч.

Вечерние действия мы предпринимали втроём: Алексей Дмитриев, Ольга (кажется, из Эковахты) и я. Примерно в полдевятого вдоль той же насыпи поехал «КамАЗ», тоже красный, но с другим госномером: в228ее178, с пустым кузовом. Мы остановили его, а также подъехавший следом экскаватор с госномером 0650… (полностью номер есть на фото и видео, которые будут опубликованы позже). Ордера на проведение земляных работ у них, разумеется, тоже не было. Выяснилось, что самосвал с экскаватором ехали к южной части просеки (где днём работал мульчер), чтобы вывозить мульчерные остатки.

Вызвали полицию. Водитель тоже позвонил куда-то и сказал мне, что сейчас приедет ОМОН, и полушутя добавил: «А тебя привяжут к берёзе».

Минут через двадцать из-за насыпанного холма приехал белый автобус с одним чоповцем, причём водитель автобуса не тормозил, несмотря на то что на его пути стоял Лёша… В последний момент я еле успела оттащить его в сторону. Чоповец, выйдя, безуспешно пытался отнять камеру у Лёши, но больше не стал ничего предпринимать. Из долетевших до меня реплик водителя, говорившего с кем-то по телефону, было ясно, что им было сказано, мол, это их проблемы, и никакого ОМОНа к ним не пришлют.

Но минут через 20 подошёл второй, более агрессивный чоповец, безуспешно пытался отнять камеру у Лёши, но его удалось успокоить разговорами.

А полиция всё не ехала, хотя мы звонили им повторно и сообщали об угрозе насилием в наш адрес. Дежурный нам советовал: «Приходите в отделение и пишите заявления».

Мы простояли час с небольшим, коротая время в душеспасительных беседах с водителями, и тут с южной стороны на белом «жигулёнке» приехал третий чоповец, назвавшийся Володей. Он грубо оскорбил Ольгу, которая сидела на земле перед «КамАЗом», ругался матом (видео также будет).

Затем он велел водителю «КамАЗа» заводить мотор, схватил нас с Алексеем за одежду, другой чоповец схватил Ольгу, они нас оттащили с дороги и держали, пока техника проехала.

Минут через 15 после этого приехал патруль, с тем же Шаховым А.В. Мы с Алексеем снова предложили ему остановить земляные работы, которые без ордера ведут проехавшие экскаватор и «КамАЗ», а также каток за холмом, то есть пресечь правонарушение, выполнив закон «О полиции». В ответ мы услышали фразу, достойную того, чтобы попасть в анналы современного юридического беспредела: «ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ Я МОГ ПРЕСЕЧЬ ЭТО ПРАВОНАРУШЕНИЕ, ВЫ СПЕРВА ДОЛЖНЫ НАПИСАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ». Я не удержалась и спросила: «А если вам скажут, что за углом кого-то душат, то вы тоже будете сперва просить написать заявление об этом?!» Майор буркнул: «Здесь никого не душат, и не надо меня учить, как исполнять мои обязанности».

То есть он, по сути, дал понять, что для полиции существует два типа наблюдаемых ими правонарушений: одни - те, которые нужно на месте пресекать, и другие – те, которые пресекать не нужно (ссылаясь на написание заявления). Алексей поехал с ними в УВД писать заявления: о незаконных земляных работах, о попытке ограбления его чоповцем (фотокамера), а также о нецензурной ругани и насильственных действиях в отношении нас.

Поздно вечером техника, словно по команде, резко активизировалась как в северной, так и в южной части просеки. Мне кажется, что случаи, когда полиция не приезжает вовремя (как при вечерней остановке), и чоповцам нас удаётся оттеснить, придаёт врагам наглости. Хотя днём полиция тоже не приехала, но одного её вызова было достаточно, чтобы тот «КамАЗ» удрал. Не знаю, есть ли тут какая-то закономерность".

Лагерь ждет вас, приходите поддержать активистов!