| 22.03.2012 13:29

Чирикова: встречаемся завтра в аэропорту Краснодара в 11.00

В пятницу 23 марта, в день выхода из-за решетки активиста "Экологической вахты по Северному Кавказу" Сурена Газаряна и его адвоката Виктора Дутлова, в Краснодарский край приедут их друзья из Москвы, включая Евгению Чирикову. Сбор активистов в 11.00 в аэропорту г. Краснодара. Экологи проведут акцию в поддержку товарищей.

Svobodu_Gazaryanu.jpg 

Фото: радио "Свобода" 

Евгения Чирикова: Мой друг Сурен Газарян

Для меня губернатор Ткачев перешел из разряда врагов абстрактных во враги личные, когда моего друга Сурена Газаряна "закрыли", избив и ограбив только за то, что он со своим адвокатом подошел к губернаторскому забору. До этого Сурен и Евгений Витишко стали обвиняемыми по делу о "губернаторском заборе" .

За какое же "кровавое преступление" ученому, кандидату биологических наук Сурену Газаряну и Евгению Витишко грозит 5 лет тюрьмы? По сути, за то, что они организовали кампанию против захвата черноморского побережья под дачу губернатора Александра Ткачева. Конкретно их обвиняют в том, что пострадал забор барской дачи. Во время проведения общественной инспекции ребята демонтировали секцию забора, который вообще по закону не может быть установлен на этой природной общественной территории. Есть еще одно "страшной преступление" - надпись на заборе "Саня - вор", которая "испортила эстетические свойства забора" (цитата из материалов дела)...

Враг больше не абстракция, он реален, он калечит жизнь моих друзей - Сурена Газаряна и Жени Витишко. С этим невозможно смириться, это невозможно забыть. Чем бы ни занимался, постоянно вспоминаешь - Сурен за решеткой, и это дико, это несправедливо, так быть не должно...

Честно говоря, я уже не помню точно, когда познакомилась с Суреном и при каких обстоятельствах. Он из тех людей, которые располагают к себе сразу - открытый, веселый, удивительно обаятельный человек и при этом настоящий друг, на которого можно положиться.

Помню один эпизод. Это было в прошлом году - в мае в Химлесу. Ночью мы пережили одну из самых страшных атак чоповцев и бандитов, нанятых застройщиками трассы Москва - Санкт-Петербург. По сути, это было избиение: били ногами женщин, резиновыми шлангами и кастетами били ребят, именно тогда я увидела, как ломают челюсть человеку. После той ночи многие из наших активистов попали в больницу. Приехавший тонкошеий милиционер вызывал откровенное раздражение: когда надо разогнать мирную экологическую акцию, находятся автобусы с крепкими омоновцами, когда на людей нападают настоящие бандиты - в полиции резко кончаются люди.

Мы сидели утром у костра абсолютно подавленные. Ощущение глобальной несправедливости - мы защищаем свою землю, а нас за это еще и бьют - витало в воздухе. И в это момент, часов в 6 утра бодрым шагом с рюкзачком к нам пришел Сурен. Он только что приехал из Краснодара, сорвался к нам, как только услышал о том, что в Химлесу требуется помощь.

 Мгновенно оценив ситуацию, он обратился в сторону чоповцев, которые разгуливали неподалеку, страшно раздражая: "Ну что, уже в Краснодаре новость разошлась: ЧОП "Витязь" детей избивает!" ЧОПики изрядно сконфуженные под наш дружный хохот ретировались. С появлением Сурена депрессия прекратилась, он просто излучал энергию, а шутил и иронизировал так, что весь лагерь ложился от смеха. Самое главное на войне - это не сломаться морально. А мы были на самой настоящей войне - с разведкой, нападениями, кровью. И болью, вот только оружие имелось лишь у врага... Сурен заставил нас взбодриться, перестать рефлексировать и снова начать думать о деле.

Все время,что он провел в лагере, я никогда не видела его раздраженным или подавленным - ко всем невзгодам, включая избиение его полицаями, при задержании, он относился с редким хладнокровием и иронией. Он смеялся и не сдавался, что бы не происходило. Лагерь опустел, когда Сурену пришла пора возвращаться обратно в Краснодар.

А еще помню, как была в гостях у Сурена этой осенью. Мы готовили акцию ко Дню Черного моря. Сурик тогда получил медаль за защиту природы, которую ему торжественно вручали в Госдуме. Но заставить его толком рассказать, как все происходило, было просто невозможно: 

- Да что про это рассказывать, неинтересно, идем - мышей покажу.

-  Каких мышей?

- Летучих. Я их изучаю.

Проводил в кабинет, кругом книги и стеллажи с летучими мышами, стал рассказывать про свои исследования так, как делал все, за что ни брался: ярко, интересно, зажигательно, даже  захотелось самой мышей изучать.

Что-то не то происходит у нас в стране, если такие люди, как Сурен, оказываются за решеткой...

Я обращаюсь к тем, кто знает Сурена лично. Ребята, окажись вы на его месте - он бы примчался на подмогу, как бы далеко не находился, он бы что-нибудь придумал чтобы помочь!

И еще обращаюсь к тем, кто лично Сурена не знает, но понимает, что сажать в тюрьму людей, которые защищают нашу землю от посягательств всякого чиновничьего жулья, - неправильно.

Давайте  потратим немного времени и денег, доберемся до Краснодара и как минимум расскажем миру об этом ***ском заборе барина Ткачева ("Сани - вора"), из-за  которого честные и смелые люди - Сурен Газарян и Женя Витишко - могут оказаться в тюрьме на 5 лет.

Сбор в аэропорту Краснодара в 11 утра 23 марта.