| 18.05.2013 14:04

Московский регион ждет аномально жаркое лето и вероятное повторение пожаров-2010

Об этом сегодняшний материал "Особой буквы" с комментариями депутата Госдумы Анатолия Локтя и защитницы леса Евгении Чириковой.

Les_pojar.jpg 

Рында возвращается

Как только синоптики выдали прогноз о небывало жарком лете, россияне забеспокоились — не ждет ли нас повторение 2010 года, когда страна горела, а люди задыхались от дыма и смога?

Для тревоги есть все основания: Рослесхоз и Московская область предупреждают об огромных площадях, поврежденных жуком-короедом, и сухих деревьях, которые загораются мгновенно. А убрать сухостой уже не успевают, хотя средств на это было выделено достаточно — аж миллиард рублей. Специалисты считают, что все это в совокупности с жарой может привести столицу к катастрофе, превосходящей лето 2010-го. На границах Московской и Тверской областей торфяники уже загорелись. Оптимисты уверены, что власть научилась если не противостоять стихии, то как минимум эффективно с ней бороться. Пессимисты же вспоминают знаменитую историю с рындой и говорят, что за три года ничего не изменилось: программа по обводнению торфяников не завершена, противопожарные пруды не вырыты, население так и не научилось правилам безопасности.
 

Анатолий Локоть, депутат Государственной думы, КПРФ

Lokot.jpg 

На мой взгляд, никто не занимался решением проблемы с лесными пожарами в Подмосковье, да и в целом по стране. Вся беда в том, что этим некому заниматься: разрушены федеральные структуры, а вопрос лесоохраны спущен на субъекты России. В свое время были и Министерство мелиорации, и целая служба Лесохраны. Ничего подобного сегодня на федеральном уровне нет. Надо возвращаться к решению этих проблем именно на федеральном уровне, а надеяться на то, что отдельные субъекты что-то смогут сделать, считаю, не стоит.
Да, отдельный район, например, в Московской области может выстроить систему защиты и предупреждения, но это будет локально. А его соседи не смогут, и случись там пожар — понесет и его и дым ко всем остальным.
В 2010 году горели торфяники в Подмосковье, в прошлом и позапрошлом годах горела Сибирь. Причем центр не ощущал всей болезненности этой ситуации, потому что нет федеральной структуры. Это не работа МЧС, которое занимается ликвидацией чрезвычайных ситуаций в населенных пунктах. Тушить лесные массивы они не предназначены: нет полномочий и нет соответствующего оборудования. Их только привлекают в случае очень сложных ситуаций. Для защиты от огня нужно рубить просеки, при пожаре набирать воду из водоемов. Но и тут могут быть проблемы: лесной массив сдан в аренду, а озеро — частное.
Я сейчас в Новосибирске. У нас прохладно в отличие от Москвы. Но Тува уже горит. Я был на совещании в Сибирском федеральном округе, где пожарные и надзорные службы распекали тувинское руководство, что они соответствующим образом не подготовлены. А те отвечают: «У нас денег нет, даже чтобы поднять Ан-2».
В Москве и Московской области, может быть, чуточку лучше ситуация, но на периферии какое состояние дел. Погодные условия сложились особенно остро в Туве, но скоро в Хакасии потеплеет, затем в Новосибирской области, потом Красноярский край загорится, Томская область.
Против природы, конечно, не пойдешь. Важно наладить информирование населения о пожарах и их угрозе, на пожароопасные участки ограничивать доступ посещения. Сейчас же люди нередко даже не знают, что в этом районе горит лес.
 

Евгения Чирикова, эколог, лидер защитников Химкинского леса

Chirik7.jpg 

Единственная возможность изменить ситуацию с пожарами в лесах — вернуть ту лесную охрану, которую уничтожил президент Владимир Путин. У нас была целая лесная система по защите наших замечательных лесов. Но бюджетное финансирование на лесное хозяйство постоянно урезается.
Привлечение МЧС к борьбе с пожарами — крайняя мера. Очень часто пожар легче предотвратить. Если бы остались лесники, которые отвечали за конкретный участок леса, проходили его, находили еще маленькие очажки возгорания и быстро бы их тушили, не нужно было бы просить о помощи МЧС. Нужно вернуть лесников обратно.
Можно посмотреть на опыт Белоруссии. Почему у них нет проблемы с лесными пожарами, ведь они рядом с нами находятся? А потому что их президент Александр Лукашенко не стал уничтожать наследие Советского Союза. Не надо изобретать никакого велосипеда, надо сделать так, как было.
Пока идет уничтожение лесов, ситуация с лесными пожарами, как это ни печально звучит, будет только усугубляться. Объясню почему. Есть понятие экосистема. Лес — это не просто деревья, это экосистема, которая и остужает воздух (естественный кондиционер), там есть и болота, которые важны для регенерации новой свежей воды. И если мы эту экосистему угробим, то сделаем жизнь просто невыносимой.
На мой взгляд, с 2010 года, когда горело Подмосковье, никаких усилий по улучшению ситуации с лесными пожарами не предпринято. Думаю, даже стало хуже: у нас помимо сухостоя появилось еще и огромное количество деревьев, пораженных короедом. К такому дереву только спичку поднеси — оно вспыхнет. Плюс эта идиотская культура палов, когда человек идет и с какого-то перепуга начинает все вокруг себя палить, провоцируя лесной пожар.
Думаю, есть единственная возможность для людей избежать смога и дыма от пожаров — уехать из региона, где полыхает огонь. Особенно нужно беречь детей, стариков и тех, у кого есть проблемы с органами дыхания. Если нет возможности уехать, то я бы сосредоточила свои усилия на экологической борьбе. Сделала бы все возможное, чтобы была возвращена лесная охрана. Кто не к морю, тот в борьбу.
 
Материал подготовили: Татьяна Рязанова, Мария Пономарева, Александр Газов