| 23.08.2015 21:51

Несколько лет спустя - мнения о трассе Москва - Санкт-Петербург

В конце декабря 2014 года была запущена скандально известная трасса Москва - Санкт-Петербург - участок 15- 58 км через Химкинский лес. Трассу сначала обещали сделать платной с июля этого года, потом - с августа. Теперь неопределенно говорят о том, что, вероятно, плату брать с водителей начнут осенью - пункты ее взимания еще не сделаны. Предполагается, что проезд по участку 15-58 км обойдется в 250-300 рублей.

Люди, ранее выступавшие за сохранение Химкинского леса, рассказали о своем теперешнем отношении к новой трассе The-village.ru и Ecmo.ru.

Александр Глибин:

"Я принимал участие в борьбе за сохранение леса с 2007 по 2013 год. Я живу недалеко от лесного массива, и мне было бы удобнее, чтобы его сохранили. Теперь, чтобы туда попасть, приходится идти по тоннелю: дорога разрезала лес на две части. Стало труднее дышать, а в самом лесу слышен гул машин. Кроме того, рядом с трассой начали строить высотные дома. Раньше там была деревня, а теперь ее методично застраивают. Никакого особого возмущения по поводу новой дороги в городе нет. Пока денег за проезд не берут, автомобилисты говорят, что им удобно по ней ездить, но пространство, где можно погулять, конечно, сузилось".

Даниил (пожелал остаться неизвестным):

"Проект предполагал полную вырубку леса под строительство жилых комплексов и складов, но благодаря нашим действиям этого не произошло. Я не пользуюсь трассой, поскольку на нее нет въезда в Химках - хотя его, скорее всего, сделают, когда запустят в действие строящиеся бизнес-центры. После того как часть леса вырубили, чувствуется кислородное голодание: даже в Москве воздух чище, а ведь раньше Химки считались легкими столицы. Теперь, видимо, все наоборот. Местные жители до сих пор переживают за лес с его обитателями: лосями, зайцами и лисами. Местному населению нужен лес, а не трасса, но найдутся и те, кто за строительство магистрали".

Сергей Агеев:

"Я принимал участие в защите Химкинского леса с первого до последнего дня. Трасса ужасна, но мы это всегда говорили - была даже проведена независимая экспертиза, которая все разложила по полочкам. Так что ничего нового нет: лес рассечен, фрагментирован, эти фрагменты в ближайшие годы деградируют, уникальное болото погублено, как и вся экология в районе. Воздух около трассы очень плохой, и, если идти вдоль обочины, дышать становится тяжело. Вокруг пыль и гул на сотни метров. Но мы... хотя бы сделали все, что могли, а вот пассивному населению с этим жить. Трассой я не пользуюсь и никогда пользоваться не буду из принципа. Ни одной моей копейки они не получат".

Дмитрий Мышкин:

"Я не защищал Химкинский лес, но то, как трассу построили, меня не устраивает. Дорога прошла прямо через наш Левобережный микрорайон, и он оказался полностью отрезанным от цивилизации. Из района нет выезда на трассу, мы должны выезжать на нее через кольцевую дорогу и Ленинградское шоссе. Мы не бузотеры, поддерживаем Владимира Путина, говорим, что трасса нужная, но она сделана кривыми чиновничьими руками. Когда М-11 только открылась и нам закрыли проезд на Зеленую улицу, люди чуть дорогу не перекрыли, требуя исправить ошибки. Мы хотим, чтобы этот заезд вернули, установили шумозащитные экраны на МКАД и съездах и сделали пешеходный переход к будущей станции метро".

Евгения Чирикова:

"Трассу Москва - Санкт-Петербург через Химкинский лес построили, сломав в прямом и переносном смысле хребет людям, защищавшим Химлес. Стоит ли человеческий хребет возможности передвигаться по шоссе именно через лес? Солженицын в "Архипелаге Гулаг" доказал, что цель не оправдывает средства. И я с ним полностью согласна. Не оправдывает. Следовало прислушаться к людям и построить трассу не через лес, а по одному из маршрутов, предложенных общественно-экологической экспертизой. И трасса бы была, и лес бы сохранили, и людей, и было бы всем хорошо. Но хорошо не получилось. Для реализации проекта пришлось убить журналиста, критиковавшего проект, избить и искалечить десятки людей. Если после этого кого-то радует проезд по трассе Москва - Санкт-Петербург, мне страшно за такого человека".

Алексей Дмитриев:

"Отношение мое ничуть не изменилось, многие выводы, которые напрашивались, еще когда все только начиналось, подтвердились. Единственным однозначным свойством этого проекта стало демонстративное и издевательски-пренебрежительное отношение к людям: на стадии, когда еще только шло проектирование, никаких слушаний не проводили, а на мнения Общественной палаты систематически чихали.

Потом этот ад, который там творился: бандиты с арматурой; ОМОН, который задерживает не тех, кто рубит лес без разрешения, а тех, кто просит это остановить; охрана радостно била людям лица и выбивала зубы, поскольку, как признавался их руководитель, после армии только тут можно было безнаказанно избивать людей. Характерно, что рабочие и ЧОП к нам же потом ходили жаловаться, что им еще ни разу не заплатили зарплату. Сейчас вот эта история о том, как трасса отрезала дома на Левом берегу, так сказать, от цивилизации. К сожалению, я там, на просеке, увидел тогда гораздо больше, чем хотел.

И вся эта трасса, она ведь гигантский памятник людской глупости. Памятник тому, как соглашательская позиция и убеждение себя в том, что кривая выведет, приводит только к жизни в униженном состоянии. Сам ногой не ступаю на эту трассу и не езжу по ней - противно. Но с некоторой горькой иронией услышал уже с десяток историй о том, как знакомые и родственники, понадеявшись на новую дорогу, ехали по ней и не могли нормально попасть в город, опаздывали всюду и были вынуждены ночью искать дорогу домой - как раз из-за того, что нормально увязывать трассу с существующими улицами и дорогами никто не стал, им это просто не надо. Учитывая наполеоновские планы властей сажать на новую трассу склады и офисы, "лучшее, конечно, впереди".

Алла Чернышева:

"А меня трасса как таковая не интересует. Да и лес теперь уже не так важен. В такой жестокой к людям и природе и запредельно коррумпированной стране, как наша, ничего другого, я думаю, и быть не могло. 

Важны люди, которые защищали лес и показали пример другим. Важно то, что кампания в защиту леса стала одной из первых организованных попыток сопротивления "маленьких людей" несправедливому по отношению к ним решению властей. Защитникам леса пришлось быть первопроходцами во многом - они научились собирать подписи, делать листовки, вести работу в Интернете, привлекать СМИ, организовывать митинги и пикеты, взаимодействовать с другими группами и организациями - и даже участвовать в выборах. Многие люди, следуя их примеру и с их советами и помощью, тоже включились в общественную жизнь и стали отстаивать свои права. Гражданское общество растет и крепнет, неравнодушных к своей родине людей все больше, и они учатся объединяться и бороться за свои права. И это - главный, драгоценный результат той громкой кампании. 

Для меня вообще всегда неважно, чем закончилась та или иная конкретная история, важно лишь то, какое она имеет значение для будущего.

Вы знаете, что химкинский протест изучают за рубежом, что он уже вошел в учебники? В нашей стране это тоже будет, это станет частью нашей истории, одной из ступенек на пути к лучшему будущему России".

Фото: Facebook.com