| 14.11.2012 21:16

Расследование химкинских активистов: "группа поддержки" незаконной застройки включает 5000 пенсионеров

Активисты Левобережных Химок, борющиеся против строительства магазина у дома 27 по ул. Пожарского, провели интересное расследование, данные которого мы публикуем. 

"Химкинские «бабушки по вызову», или Письмо другу Васе

Привет, дружище! В моей жизни происходят события. Они происходят так быстро, что я не успеваю понять, что хорошо, а что плохо, что радостно, а что страшно. Я знаю, что пройдет время, и все поймется и разложится по полочкам. Но сейчас – шквал событий. 

Но - по порядку. Итак, ты помнишь, что мы в наших Левобережных Химках втянулись в борьбу против незаконного строительства на улице Пожарского, д. 27. Это наш дом. Земля под нашим домом по закону является общей долевой собственностью всех собственников жилья нашего дома. Но дяденьки в городской администрации решили, что нам наша собственность не нужна, а дяденьке – хозяину ООО «Жасмин» - нужна. И разрешила этому дяденьке строить свой магазин-кафе на нашей земле. Но жителям это не понравилось, они собрались вместе и решили не отдавать свою землю, а вместе с ней тишину, покой, безопасность и прочие удовольствия жизни в пользование чужому дяденьке. 

Для того чтобы отстоять свои права, жители стали собирать документы и готовить иск в суд. По установленному порядку перед подачей документов в суд нужно попытаться договориться с застройщиком мирно, для чего пишется соответствующая бумага, где говорится, что ты, мол, кончай, а то в суд подадим. Эта бумага относится застройщику и вручается под роспись, типа он принял.

Теперь начинается детектив. Девушки из инициативной группы отправились вручать бумагу нашему застройщику. Благо он может быть пойман в конкретном месте. Придя к нему и начав разговор ("подписывай, гад!" - "Я - не я, и лошадь не моя" - "А тогда мы сейчас акт составим!" - "Ну хрен с вами подпишу..."), девушки внезапно в папке с документами, которой размахивал застройщик, узрели тот самый вожделенный протокол публичных слушаний, который, по словам нашей "главы территориального управления Левобережный г-жи Косточенковой И.С.", должен в этот самый момент находиться в юридическо-правовом отделе администрации, где, по словам той же г-жи, формируется иск в суд на предмет неправомерной выдачи разрешения на строительство. Ага. Причем не копия какая-нибудь, отнюдь! Оригинал протокола публичных слушаний, в выдаче даже копии которого нам г-жа отказала, ссылаясь на секретные паспортные данные граждан, которые написаны в протоколе. И этот протокол в папке с документами у какого-то чуждого администрации мужика! Я, право, не осведомлен в административных тонкостях, и может быть, сия бумага имеет полное право лежать там, где лежит. Но чисто интуитивно сдается мне, что совсем не все тут чисто. (Оговорочка на всякий случай: здесь я не утверждаю, что там лежит оригинал протокола, а передаю слова девушек.) 

Ну да дело не в этом, хотя за это тоже можно было бы ущипнуть, да и нужно, по-хорошему. Самое интересное дальше. Наши девушки, увидев протокол, зарычали, и с криком "А ну дай сюда!" положили его перед собой на стол, мгновенно переписав несколько адресов и фамилий. После чего застройщик опомнился от натиска и протокол отобрал.

Девушки, проанализировав полученные адреса, остались в заинтригованном состоянии. Нет, само собой ясно, что адресов жильцов дома 27 там не было и быть не могло. О неучастии в публичных слушаниях и о том, что никто не знал, что они вообще были, говорили на собрании все в один голос.

Суть в том, что адреса были раскиданы по району довольно равномерно, и принцип подбора участников публичных слушаний был непонятен. Тогда наши пинкертоны решили навестить кого-нибудь по одному из адресов. Им открыла бабулька и радушно приняла, по-русски, с чаем и вареньем, как регулярно принимают наши бабушки представителей «собесов» и прочих мошенников.

Из беседы с бабушкой стало ясно, что в Химках действует хорошо организованная, строго иерархичная и вполне себе легальная организация. В организацию входят около 5 тысяч пенсионеров. Они охвачены вниманием и любовью. Они получают подарки и поздравления к праздникам. Их собирают и возят на экскурсии, приглашают на спектакли и выставки. Взамен от пенсионеров требуют немногого: иногда, совсем редко, прийти на избирательный участок, получить бюллетень, поставить галочку (или крестик) напротив того пункта, про который сказали по телефону. А иногда - тоже не очень часто - поприсутствовать в каком-нибудь собрании, где непонятные люди будут обсуждать непонятные вещи. Задача простая: не стараться вникнуть в суть дела, а просто поддержать непонятных людей, и все будет хорошо и правильно. У каждой более высокопоставленной бабушки есть тетрадочка, где аккуратно записаны адреса и телефоны других бабушек, которым надо позвонить, когда попросят сверху. Позвонить и пригласить туда, куда просят прибыть. Из чувства признательности пенсионеры охотно выполняют просимое. Еще их объединяет чувство причастности к важному делу. Пенсионеры очень хотят быть нужными и рады помочь тем, кто в них нуждается. У нашей бабушки тетрадочка содержала 36 телефонных номеров.

А мы живем в Химках и никак не можем взять в толк, каким образом под нашими окнами один за другим растут полипы очередных и бесконечных точечных застроек? Как администрации, несмотря на все протесты жителей, удается прибирать к рукам земельную собственность граждан? Как изъяли землю в пользу чужого дядьки под нашим домом? 

Все оказалось гениально и просто: массовка из благодарных бабушек участвовала в публичных слушаниях и не собиралась возражать против застройки. Они же старенькие, им сказали – они сделали.

Вот такая, Вася, история. Понятное дело, я очень пожалел, что у девушек с собой не оказалось камеры. Хотя ясно, что на камеру бабушка говорить наверняка отказалась бы. Они ведь еще со сталинских лет запуганы и на собственных кухнях по-прежнему говорят о политике шепотом. И повторить бабушкины откровения вряд ли получится. Вот я и не знаю, что делать.

То ли я выкладываю эту историю в ЖЖ, то ли пишу в прокуратуру? Как ты думаешь? А в прокуратуре бабушек часом нет?"

Источник 

Комментарии

15.11.2012 - 14:50 | Ёж

Ничего секретного в Протоколе Публичных слушаний нет. Оказывается регистрироваться можно без паспорта,например по визиткам(данные откровений нашей Администрации). в нашем протоколе паспортные данные не были указаны например у Шибаевой и ещё 11 её приближённых.У 89 остальных лжедуш паспортные данные были внесены.По Старбеевским слушаниям было приписано около 100 человек 2-3 человека из одного дома. При армии помощниц в 5000 это плёвое дело.

15.11.2012 - 07:44 | вальтер

А может им тоже продукты привезти или экскурсию организовать, но дать свою установку?

15.11.2012 - 02:13 | juliagran

Какие же гниды эти бабки. В Москве их тоже полно. Мрази, будущее внуков за сухой паек от соцзащиты продали.

15.11.2012 - 01:45 | Вася Тапкин

Прочитал я трепетное, полное негасимой любви к женщинам старшего поколения, письмо...Что сказать, радует насквозь заботливое отношение родной Администрации, к нашим мамам, бабушкам и прабабушкам! В мире очередная волна кризиса, в Гватемале сплошное недоедание, а тут - продукты к празднику, опять же санаторий, и прочие знаки внимания, как признательность за годы работы на благо Отечества. Вот, лет через двадцать, к Сержу Агееву никто не придет, не протянет руку продуктовой помощи, ибо у Сержа менее года трудового стажа, и мотается он по властным кабинетам, находясь на полном иждивении родителей...Значит, хер ему, а не греча! [wink] Девушек Бонда, что бабушку оболгали, испив у нее чаю, не осуждаю, Бог им судья, как и Толокне, щеголяющей по зоне в новеньком бушлате.... [wink] А в остальном - слава российским Бабушкам, пламенным борцам с американскими наймитами, и черствостью отдельной группы лиц, которые нам не товарищи!

15.11.2012 - 01:01 | Нелли

В прокуратуре бабушки есть. Но написать туда стоит, чтоб знали, что мы о них то же знаем.

14.11.2012 - 15:57 | Затворник (Алексей Дмитриев)

Ага. Есть у работников прокуратуры бабушки. Это объясняет много - особенно периодически подступающую к синим мундирам "недееспособность" (с).