| 24.06.2013 14:26

Бунт на Хопре: комментарии "Экообороны"

Видео "Политвестника" 

В Воронежской области, в охранной зоне Хоперского заповедника, в сердце черноземной России, власти решили разрабатывать никелевые месторождения. Экологи, ученые, а главное - местные жители в количестве 98% от опрошенных - категорически против данного решения. Ведь добыча никеля является одним из самых экологически опасных производств и гарантирует экологическую катастрофу в этом плодородном сельскохозяйственном регионе. По мнению ученых, в Прихоперье целесообразно развивать сельское хозяйство, в том числе органическое, и туризм.

Несмотря на многотысячные митинги протеста в Воронежской области, акции в Москве, Петербурге и других городах, в апреле 2013 г. компания УГМК начала геолого-разведочные работы в районе никелевых месторождений.

13 мая экоактивисты и казаки, установившие палаточный лагерь протеста в месте незаконных работ, были жестоко избиты ЧОПом УГМК при бездействии полиции, некоторые попали в больницу.

18 июня Воронежский суд отказал Движению в защиту Хопра в проведении референдума по вопросу целесообразности никелевых разработок в Воронежской области.

22 июня в Новохоперском районе состоялся многотысячный митинг протеста против никелевых разработок и насилия над защитниками природы. После митинга около 4000 человек пошли к базе геологов и сломали забор, подожгли технику, в том числе буровые установки - по утверждению УГМК, стоимостью 30 млн рублей. База компании УГМК была полностью уничтожена.

22_06_2013.jpg 

25 человек были задержаны на месте, затем, на следующий день - еще несколько человек. 23 июня большинство задержанных отпущены с вручением им повестки на допрос 26 июня. В данный момент 5 суток ареста отбывают 2 жителей пос. Елань-Колено, которые подошли к базе геологов уже после всех событий.

Ситуацию в Прихоперье комментируют активисты "Экообороны":

Михаил Матвеев:

"Крестьяне и казаки хотели вынести вопрос добычи никеля на референдум. Ответственность за эскалацию конфликта - целиком на власти, которая запретила референдум и закрыла путь для цивилизованного разрешения конфликта".

Иван Смирнов:

"Добавлю, что как чиновничество, так и владельцы УГМК явно не поняли, что казаки по стереотипу поведения отличаются от основной массы русских. Всё-таки на Дону долго существовала демократическая республика, да и после её уничтожения сохранялись традиции местного самоуправления на низовом уровне. Казаки не похожи на "терпеньем изумляющий народ", но наша дубинноголовая элита этого не учитывает".

Евгения Чирикова:

"Меня эта информация встревожила. Потому что есть статистика, по которой насильственный протест только в 26% случаев приводит к успеху и в более чем 50% случаев успешен ненасильственный. То есть ненасильственное сопротивление в 2 раза успешнее насильственного. При этом я прекрасно понимаю чувства защитников Хопра и понимаю мотивы их поведения. Но мне за них страшно. Потому что в нашем случае самые жесткие репрессии против защитников Химлеса начались после нападения антифа на администрацию, вот почему я переживаю за защитников Хопра...

Кстати, в Боливии в штате Кочобамба народ боролся против приватизации воды, и они провели огромный референдум, несмотря на законодательный запрет. А потом перед каждым домом выстроили баррикаду, и через 8 дней баррикад боливийское правительство отказалось от приватизации воды".

Алла Чернышева:

"Не соглашусь. Насильственный протест - это когда есть погибшие или хотя бы пострадавшие ЛЮДИ. Ни в случае нападения на химкинскую администрацию, ни в случае разрушения базы УГМК их нет, есть разбитые стекла и уничтоженная техника, пусть и дорогая. Зато сколько побитых и покалеченных по заказу властей защитников природы! Насилие осуществляет исключительно власть.

К сожалению, наш суверен и вся его гоп-компания родом из питерской подворотни относятся к тому типу людей, которые уважают только тех, кого боятся. Так что вероятность спасения Хопра после этих событий многократно возросла.

И еще. История Химкинского леса, как и история защиты Хопра, будет иметь очень долгосрочные последствия вне зависимости от своего исхода. Химкинский лес - то зерно, из которого сейчас в Химках формируется мощная основа гражданского общества, самоорганизации и в конечном итоге местного самоуправления, взятие власти которым - лишь вопрос времени. Уверена, то же самое будет и на Хопре".

Михаил Чернышев:

"В нашей стране у людей нет другого способа защитить свое право на жизнь. То, что в других странах - исключение (история Марвина Химейера - «последнего американского героя»), у нас, увы, будет повторяться всё чаще и чаще. Строители, уходите сами!"

Олег Козырев:

"Власть не может никак въехать в то, что экопротест давно перестал быть уделом только вдумчивых ученых и неравнодушных книжных студентов. Это история про землю, которую кто-то уродует, а кто-то хочет защитить. Ну как ты заставишь убраться с земли того, у кого дом построен отцом, дедом, прадедом, на земле жили все его предки. Как ты убедишь его заменить красоту родного дома, чистые реки Придонья отвалами мертвой земли?

Весь вопрос решается простым референдумом, в котором воронежцам было отказано. И теперь заварилась такая каша, которую непонятно, кто будет расхлебывать. Любопытно, конечно, что конфликт села и ресурсодобытчиков случился при губернаторе Гордееве - который вообще-то министром сельского хозяйства был, но сельскохозяйственные приоритеты у него в последнее время куда-то испарились.

СМИ еще по привычке пишут о конфликте "экологи". Да какие экологи. Там уже просто народ и все. Хоть протест, конечно, и вызван экологическими причинами и требования вполне природозащитные у людей".

Места: