| 29.12.2011 09:16

К Ярославу Никитенко не пускают даже мать и обращаются как с особо опасным преступником!

 
Вот что сообщает в своем блоге соратница Ярослава по движению "Среда обитания" Елена Надежкина.
 
"Пикет в поддержку осуждённого 26 декабря активиста, заявленный на 31 декабря, власти Москвы не согласовали. В связи с чем сегодня 29 декабря пройдут одиночные пикеты в поддержку политических заключённых, в том числе эколога Ярослава Никитенко.
 
Серия одиночных пикетов пройдёт также в  Сочи, Краснодаре, С.-Петербурге.
 
Также Французская партия Зелёные (Europe Ecologie-Les Verts (EELV) требует освобождения экологического активиста. 
 
По сообщению матери Ярослава,  её к нему  не пускают. Она каждый день приходит в следственный изолятор, но ещё ни разу не удалось увидеть сына, кроме как в здании суда. Просьбы и уговоры не помогают.
 
«Пластиковые ложки тоже не принимают!» - заявила она.
 
Причины такого отношения к экологическому активисту неясны. Его содержат как особо опасного преступника – из ботинок вынули шнурки, на заседании суда находилось четверо вооружённых сотрудников спецназа в масках, два пристава, в здание суда и обратно вели в наручниках, при выводе из здания суда устроили оцепление.
 
Ярослав по профессии физик, закончил вуз с "красным" дипломом, активно занимается экологией, защитник Химкинского леса, не имел ни одной судимости, не пьёт и не курит, строгий вегетарианец и вообще не имеет вредных привычек.
 
25 декабря Ярослав ходил на суд над Сергеем Удальцовым, которого в очередной раз осудили на 10 суток по надуманному правонарушению. Недовольная публика начала скандировать «Позор!». В то время как Никитенко стоял с стороне и писал о происходящем в Твиттер, его схватил полковник полиции Васильев Олег Валерьевич (начальник ОВД «Китай-город»), автобус доставил Никитенко в это самое ОВД. Там сразу же изъяли телефон и вещи и оставили на ночь в неотапливаемом помещении без тёплых вещей и одеяла.
 
Ярослав успел сообщить, что ему поранили руки, они были в крови. Приехавшего к ОВД защитника к нему не пускали несколько часов, не объясняя причин. Вход во двор ОВД «Китай-город» был оцеплен тремя полицейскими и огорожен металлическими огорождениями.
 
Сотрудники сообщали причину - указ сверху «защищать ОВД от граждан». Позже, правда, поняли свой промах и сказали что ОВД перешло на усиленный режим в связи с новогодними праздниками.
 
Одному из защитников (приехало сразу двое) удалось проникнуть в ОВД лишь спустя несколько часов, проведённых на улице на морозе благодаря многочисленным звонкам депутатам, дежурному по городу, по округу, правозащитникам, в Управление собственной безопасности, 02 и прочее. Из протокола следовало, что Никитенко выкрикивал: «Боровкову под суд!», оказывал сопротивление при задержании и порвал форменное обмундирование сотрудника полиции, чему есть масса видео-подтверждений по сообщению задерживавшего Ярослава сотрудника полиции Карташова. Однако на заседании суда просьбу обвиняемого предоставить эти видеосвидетельства, судья Криворучко отклонил «в виду отсутствия необходимости».
 
На утро был назначен суд над Ярославом (точное время не сообщалось, как это у них полагается). Все свидетели и адвокат направились в 369-й участок Тверского районного суда, так как сотрудники ОВД «Китай-город» сообщили о том, что его везут на суд именно туда. Тем временем Никитенко судили на 423-м участке Тверского районного суда тайком без свидетелей, адвоката и слушателей.
 
Ходатайство о том, что ему необходим адвокат отклонил судивший его судья Комлев, правда, судья Криворучко при рассмотрении аппеляционной жалобы на возражение защиты ответил, что обвиняемый ни о чём таком не ходатайствовал!
 
26 декабря Ярославу Никитенко дали 10 суток ареста по статье 19.3 КОАП «Неповиновение сотрудникам полиции» и отправили под конвоем в наручниках отбывать наказание в следственный изолятор на Симферопольском бульваре, где до этого находился Сергей Удальцов. Адвокат Ярослава - Елизавета Приходина - подала аппеляционную жалобу, и её рассмотрение было назначено на 27 декабря в Тверском районном суде.
 
Однако и на это заседание не пускали ни адвоката, ни свидетелей, ни слушателей. Как удалось выяснить – это приказ председателя суда. Люди в масках (спецназ), бронежилетах и с дубинками стояли на проходе и никого не пускали. Защитнику вновь удалось добиться допуска в зал суда после многочисленных звонков о нарушениях во все инстанции, депутатам и правозащитникам.
 
Свидетелям и слушателям пройти так и не удалось. На ходатайство о допуске слушателей судья Криворучко цинично заявил, что суды у нас открытые, пусть заходят те, кто хочет! Потом сообщил что якобы нет мест, хотя в зале суда находилось 4 человека, остальные места заняли спецназ и приставы.
 
Ходатайство о допуске свидетелей тоже были отклонены. Была допущена лишь одна свидетельница, которая не видела сам момент задержания. Остальных не допустили, так как «сотрудник полиции дал показания и у судьи нет оснований ему не доверять».
 
Тем временем спецназовцы с дубинками выгнали силовыми методами ждавших перед рамками металлоискателя слушателей и свидетелей с лестницы на улицу.
 
Судья Алексей Вячеславович Криворучко сообщил, что  все показания  свидетеля и обвиняемого непоследовательны и тенденциозны, а показания полицейского Карташова (его на заседании суда не было, судья читал протокол), напротив, ясны, логичны и не содержат противоречий.
 
Суд постановил оставить приговор без изменений, впрочем, никто в этом и не сомневался.
 

Никитенко в наручниках отвезли в следственный изолятор".

Yaroslav_za_reshetkoj.jpg 

Своими впечатлениями от судилища над Никитенко делится активист "Экообороны" Иван Смирнов:

"НЕПРАВЫЙ СУД – В ДОБРОВОЛЬНОЙ ОСАДЕ

Странное зрелище представлял собой Тверской районный суд г. Москвы 27 декабря 2011 года. Он казался вовсе не судом, а какой-то мощной крепостью с сильным гарнизоном, на помощь которому, однако, спешили всё новые и новые рати. Эта крепость готовилась к решительному сражению. Бред состоял в том, что воевать защитникам твердыни было не с кем. Ибо крепость никто не осаждал и того менее пытался взять на щит.

Но обо всём – по порядку. Прихожу к Тверскому суду на процесс Ярослава Никитенко в 10:40. Поднимаюсь в подъезде на пролёт лестницы и подхожу к рамке металлоискателя. Кстати, бросается в глаза, что металлоискатель в этом месте (а не в подъезде) совершенно бесполезен. Любой возможный террорист спокойно положит бомбу внизу под лестницей, после чего удалится. Ежу понятно, что металлоискатель поставили вовсе не для предотвращения терактов, а только для того, чтобы найти повод не пускать граждан в суд вопреки Конституции и законам страны. За металлоискателем сидят два человека в форме МВД и вдобавок стоят два вооружённых спецназовца в чёрных масках. Настоящий контрольно-пропускной пункт!

Спокойно спрашиваю, можно ли пройти в зал, где рассматривается дело Никитенко. Человек в форме МВД, сидящий за металлоискателем, утверждает, что рассмотрение дела Никитенко перенесено на завтра. Впрочем, якобы пока ничего точно не известно, а выяснится не раньше пяти часов. «Тогда и приходите!»

Разворачиваюсь и выхожу во двор, хотя меня и терзают смутные сомненья. Навстречу идёт целая компания друзей Ярослава Никитенко, включая хорошо знакомых мне Лену Надёжкину и Марину Попову. Рассказываю им о том, что мне сообщили на судебном КПП. Они не верят. Кто-то – не помню, кто именно – звонит защитнице Ярослава, Елизавете Александровне Приходиной. И получает ответ, что никакого переноса дела нет и в помине. Идём все вместе в суд и доходим до рамки металлоискателя. Тот же самый чин МВД, который пятью минутами ранее врал мне насчёт мнимого переноса дела, теперь выдаёт уже новую версию: получены указания никого не пускать в зал, где будет рассматриваться дело Никитенко. Когда будут указания, тогда пустим.

Мы располагаемся на довольно крутом пролёте лестницы от входа в подъезд до судебного КПП. Постепенно наши ряды пополняются, и к половине двенадцатого нас уже человек пятнадцать. Людей, приходящих в суд по другим делам, пропускают через металлоискатель свободно. Сквозь наши ряды им протискиваться иногда, пожалуй, не совсем удобно, но никто из простых людей не жалуется. Лишь от представителей МВД и судебных приставов то и дело слышим жалобы, будто мы им мешаем. А ещё слышим требование стать на лестнице вдоль стенки в один ряд. Но это невозможно! Лестница мала, в один ряд мы на ней не уместимся. В ответ мы обращаем внимание полицейских и приставов на информационный стенд у входа в подъезд, где чётко написано, что посетители в часы работы суда вправе находиться в помещении. И ещё раз напоминаем, что по Конституции суд в России – открытый.

Около половины двенадцатого в суд приводят Ярослава Никитенко, прикованного к сотруднику МВД. Он успевает поздороваться с теми из нас, кого знает. Надеемся, что хоть после этого нас пропустят внутрь. Ни шиша! С большим скрипом и после долгих препирательств в суд пропустили 4 человек: Марину Попову (свидетельницу), защитницу Приходину и двух пишущих журналистов. Журналистов уже после прохождения ими рамки металлоискателя продолжали обыскивать с пристрастием на КПП. Обнаруженные фото- и видеокамеры заклеивали.

А всем нам, собравшимся на лестнице, после ещё достаточно долгого ожидания судебный пристав Оксана Сергеевна Иванова, сославшись одновременно на судью и председателя суда, объявила, что нас в суд не пустит. Якобы зал мал, в нём всего 10 мест, и все они заполнены. А потому мы должны расходиться. Мы подивились наглому вранью и спросили, что за люди в зале. Г-жа Иванова и пришедший ей на выручку МВДшник (тот самый, который с утра соврал мне насчёт переноса дела) стали рассказывать сказки, будто в зале находятся родственники Никитенко и люди, пришедшие с самого утра. МВДшник ещё посоветовал меньше спать.

Спустя некоторое время мы стали свидетелями маленького успеха. Через КПП с большим трудом просочился ещё один журналист – Данила Линдэле, представлявший «Новую газету». Но как раз около этого времени в здании суда появился полковник полиции, в котором некоторые люди с лестницы опознали (хотя без 100 %-ной уверенности) того самого начальника ОВД «Китай-город» полковника Васильева, который в минувшее воскресенье лично арестовал Ярослава Никитенко. И с этой минуты и без того плохое отношение к нам сменилось очень плохим.

От нас потребовали очистить лестницу. Мы отказались, сославшись на висевший при входе в подъезд информационный стенд, где прямо разъяснялось право посетителей находиться в здании суда в часы его работы. Мы требовали, чтобы выдвинувший такое незаконное требование полицейский чин представился. И здесь он пошёл нам навстречу: мы знаем, что подполковника – руководителя незаконной спецоперации зовут Сергей Викторович Никитин. Он собрал спецназовцев в похожих на паранджу чёрных масках. Внезапно их стало не двое, а с полдюжины – явно выскочила из засады часть засадного полка. И эти люди под предводительством подполковника Никитина двинулись на нас… хотел было написать с криком «Аллах акбар!», но нет – молча.

Люди в парандже имели то объективное преимущество, что наступали по достаточно крутой лестнице сверху. И потому их атака оказалась успешной – они выдавили нас из подъезда и захлопнули его.

Спецназ в парандже, по общему мнению, был из ФСБ. Таким образом, твердыню Тверского районного суда обороняли соединённые силы трёх ведомств: ФСБ, МВД и на добавок ещё судебные приставы. Лене Надёжкиной всё очень хотелось сфотографировать в упор кого-нибудь из спецназовцев в масках. Поэтому она то и дело открывала дверь подъезда, но не успевала щёлкнуть затвором – боявшийся показать личико человек в парандже захлопывал дверь с необычайной быстротой. В итоге помогло разделение труда: дверь открыл кто-то из товарищей, и Лена успела сделать снимок, прежде чем спецназовец её захлопнул.

Стоявший у подъезда Пётр Шкуматов жаловался на свою судьбу. Накануне он праздновал в «Новой газете» Новый год и изрядно выпил, отчего проснулся поздно и побежал в суд без завтрака, едва успев одеться. Шкуматов надеялся помочь Ярославу как свидетель защиты, но, конечно, в суд его не пустили.

Вообще, рассуждая объективно, надежды на изменение приговора Ярославу с самого начала выглядели призрачными. Ведь дело рассматривал судья Криворучко, а он входит в «список Магнитского» и уже является невъездным во многих приличных странах. Терять таким людям, как Криворучко, нечего, а ждать от них справедливого суда – безнадёжно. От проникших в зал суда журналистов мы по телефону кое-что узнали о ходе процесса. Из родственников Ярослава в зале находилась только его мама. Тем не менее, как выяснилось, судебный пристав Иванова не солгала нам насчёт переполнения маленького зала. Он взаправду оказался заполнен до отказа, поскольку на процессе сидели (в качестве «посетителей»?) четыре спецназовца и два судебных пристава. Любопытно было бы узнать, с каких пор подобное посещение судебных процессов стало входить в их служебные обязанности…

Пока мы ждали приговора Ярославу, вокруг суда скапливалась полиция в особо крупном количестве. Ведь после дела Никитенко тот же судья Криворучко должен был рассматривать дело Удальцова. А этого все силовики сильно боялись. Во втором часу дня сторонники Удальцова уже начали сосредотачиваться около угла здания суда, поскольку ближе их не пускали. Поначалу их число было невелико, но к двум часам возросло примерно до полусотни. Нас, стоявших около подъезда, и группу поддержки Удальцова разделял полицейский заслон. И, похоже, присутствие нашей небольшой группы «в тылу» у главных сил 2-го Оперативного полка МВД вывело кого-то из полицейских чинов из душевного равновесия.

Внезапно полицейские в панцирях пошли на нас густой цепью в два ряда. Они планомерно теснили нас, требуя отойти от здания суда на 100 м. На требования представиться и предъявить документы не реагировали, на наши слова о том, что суд в России – открытый, и всякий вправе находиться в здании суда, они не отвечали. В итоге им удалось оттеснить нас туда, где уже стояли сторонники Удальцова. Это произошло около половины третьего.

Как раз в это время мы получили сообщение, что приговор Ярославу – 10 суток – подтверждён. Честно говоря, учитывая обстановку в суде и вокруг него, мы уже и не надеялись на иной исход.

И всё-таки: до чего они нас боятся! Это тот самый случай, когда говорят: у страха глаза велики. Они способны даже имитировать суд уже только в режиме ЧП. Но при этом имитация суда исчезает, и обнажается явное беззаконие, на котором держится вся система. Помимо грубого попрания законов, выявляется ещё и непомерная дороговизна всей системы: на фига нужно столько паразитов? Короче, они сами ведут агитацию против себя – умелую и квалифицированную, лучше не придумаешь!

И как-то не верится, что подобная неправовая и неэкономичная конструкция способна простоять сколько-нибудь долго".

Напомним, в Фейсбуке открыта группа поддержки Ярослава Никитенко.

 
Места: 

Комментарии

29.12.2011 - 14:36 | Бывшая дачница из ОНТ"Ивакино плюс"

С последним абзацем вынуждена ,увы,согласиться. Ярослав закалился в боях за Химкинский лес и морально его не сломить). Боюсь ,что будут принимать такие же меры,как к Бекетову.Но будем надеяться,что не идиоты же они. Ответный удар может их снести. Ярославу желаем здоровья и не унывать. Он большой умничка и у него верные друзья.